ПРАВОВОЙ БЕСПРЕДЕЛ

О принудительном досмотре в СИЗО и борьбе за права белгородских адвокатов

Президент АП Белгородской области Елена Ионина рассказала «АГ» о том, как решается вопрос с незаконным досмотром всех адвокатов в одном из СИЗО г. Белгорода. По этому поводу ФПА РФ направляла обращение в Минюст, в ответе на которое указано, что «действующее законодательство Российской Федерации, регламентирующее порядок содержания под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, не содержит положений, наделяющих администрацию следственных изоляторов полномочиями по досмотру всех без исключения адвокатов при их посещении следственных изоляторов» (подробную информацию см. на сайте fparf.ru).

– Елена Ивановна, вот уже два месяца в Белгороде продолжается вопиющая ситуация: всех без исключения адвокатов подвергают досмотру в следственном изоляторе. Что именно происходит?
– Действительно, с июля начали поступать жалобы адвокатов о том, что в СИЗО № 3 их принудительно подвергают личному досмотру при посещении доверителей, при участии в следственных действиях. Решение о досмотре было принято практически в отношении каждого адвоката. С этой целью была оборудована даже специальная досмотровая комната, которая еще и оснащена видеокамерой.

– Много ли было жалоб от адвокатов по этому поводу?
– Письменное обращение поступило от адвоката Бориса Золотухина, а устные были от многих коллег. Они сообщали, что их начали принудительно досматривать, причем, самое главное, при отсутствии каких-либо правовых оснований. А некоторое время спустя я получила два письма от начальника СИЗО № 3 Сыромятникова: он просил принять меры в отношении двух наших адвокатов, у которых при досмотре были обнаружены мобильные телефоны. Никаких иных пояснений там указано не было.

– Скажите, а подобная ситуация наблюдается лишь в самом Белгороде или в других городах области тоже?
– На самом деле, похоже, это только у нас – от адвокатов из других городов не поступало информации о досмотрах. Такого нет ни в Старом Осколе, ни в Губкине – нигде, где имеются крупные адвокатские образования. Это ноу-хау именно белгородского СИЗО № 3. Я общалась и с коллегами из соседних областей – ни в Курской, ни в Орловской пока нет ничего подобного. Хотя сотрудники СИЗО там тоже просят адвокатов оставлять телефоны и иные гаджеты в специальной камере хранения. Но принудительно никто никого не досматривает.

– Какие действия предпринимаете в настоящий момент по этому поводу?
– В связи с этим палата заняла следующую позицию: досмотр в следственном изоляторе всех без исключения адвокатов не основан на нормах действующего законодательства, поскольку для подобных действий должны быть правовые основания, предусмотренные ст. 25 Федерального закона от 25 июня 1995 г. № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», а именно – «попытка проноса или пронос запрещенных предметов». Однако таких фактов не имеется, и на них и не ссылается в своих обращениях господин Сыромятников. Он считает, что само наличие у адвоката средства мобильной связи уже дает сотрудникам СИЗО право для принудительного досмотра.

Я подготовила ему письменный ответ, в котором отмечено, что эти действия не основаны на нормах действующего законодательства и, в частности, противоречат названному федеральному закону. Кроме того, я указала, что эти принудительные меры применяются не только при отсутствии правовых оснований, предусмотренных КоАП, но и без обязательного составления соответствующих протоколов, о чем сообщали сами адвокаты. Это все свидетельствует о нарушении профессиональных прав адвокатов, а вовсе не о том, что адвокаты нарушают правила внутреннего распорядка учреждения и федеральное законодательство. Также я указала, что направленные в наш адрес обращения необоснованны, и допустимых поводов для принятия мер дисциплинарного воздействия к адвокатам, у которых были обнаружены мобильные телефоны, нет.

– А что-то еще планируете предпринимать в связи с этим?
– Да, я составила обращения к руководству УФСИН по Белгородской области, в Управление Минюста по Белгородской области, поскольку факты принудительного досмотра адвокатов в Белгороде нарушают профессиональные права адвокатов.

Замечу, что 23 августа мы также получили ответ УФСИН по Белгородской области на обращение Бориса Золотухина, в котором указано, что никаких нарушений закона нет, и в соответствии со ст. 34 Федерального закона № 103-ФЗ при наличии подозрений сотрудники СИЗО могут проводить личный досмотр адвокатов в целях перекрытия каналов поступления запрещенных предметов.

Все так, но должны же быть правовые основания! Если есть информация о том, что имеется или попытка проноса, или непосредственно пронос запрещенных предметов адвокатами, то эти обстоятельства должны быть указаны и оформлены протоколом в надлежащей форме. Но этого же не происходит: они просто считают, что отказ адвоката сдать мобильный телефон при посещении СИЗО позволяет проводить досмотр, а о запрещенных к передаче предметах, получается, речи вообще не идет, исходя из текстов обращений к нам.

Мы обращались за помощью и в Федеральную палату адвокатов, откуда был направлен запрос в Минюст. Из его ответа следует, что в законодательстве нет положений, позволяющих проводить досмотр всех без исключения адвокатов.

– Планируете ли Вы обращаться в суд или органы прокуратуры с заявлением о противоправных действиях в отношении адвокатов?
– Конечно, если наши обращения останутся безрезультатными и не будет принято никаких надлежащих мер, то мы будем использовать иные способы защиты. Но дело в том, что вступивший в законную силу в сентябре прошлого года Кодекс административного судопроизводства позволяет нам обжаловать эти неправомерные действия только в том случае, если при досмотре адвоката составлен протокол. Можно попытаться обжаловать только сами противоправные действия, но и тут тоже надо доказать, что они действительно имели место, а они, опять же, нигде не фиксируются.

Сейчас мы проинформировали всех адвокатов о том, чтобы в случае их досмотра они всегда требовали протокол – так хотя бы появится какой-то письменный след, и мы соответственно сможем обжаловать эти действия в судебном порядке.

– А как сами адвокаты реагируют на такое нарушение их прав? Возникают ли какие-то конфликты?
– На самом деле, чтобы не срывать следственные действия, многие адвокаты в интересах своих подзащитных не вступают в перепалки и сразу оставляют телефоны – в этом случае досмотр не проводится. Но некоторые все-таки рьяно борются за соблюдение законности, например тот же Борис Золотухин. Каких-то серьезных конфликтов пока не возникало, но все понимают, что это самый настоящий правовой произвол.

В настоящее время Адвокатская палата Белгородской области ожидает реакции на письмо начальнику ФКУ СИЗО № 3 г. Белгорода, и если ситуация не улучшится, а нарушения прав адвокатов продолжатся, то уже будут направлены упомянутые обращения в УФСИН и Управление Минюста России по Белгородской области.

Беседовал Глеб КУЗНЕЦОВ,
корр. «АГ»

Сайт "Новой адвокатской газеты"